Все умрут, а я останусь

http://mikescarpetconnection.com/category/our-work/ Внимание: СПОЙЛЕРЫ. Если вы хотите самостоятельно ознакомиться с сюжетом, настоятельно рекомендую не читать текст.

http://jpcraighomebuilders.com/portfolio/custom-modern-sold/?portfolioCats=56 За созданием Everybody’s Gone to the Rapture я следил с интересом. Почти до самого релиза об игре мало что было известно. Разработчики демонстрировали пейзажи невероятной красоты, а сюжет напрямую касался последних дней человечества — вот, собственно, и все. Тем не менее, выглядел проект интригующе, поэтому его прохождение я решил не откладывать в долгий ящик.  Постапокалипсис и научно-фантастические сюжеты мне нравились всегда. К сожалению, в данном случае пришлось испытать сильнейшее разочарование.

Gone to the Rapture

Добро пожаловать

Визуально игра очень красива и заставляет нажимать кнопку Share каждые две минуты. В значительной мере это не столько заслуга CryEngine, сколько удачный выбор сеттинга и хороший дизайн. Путешествуя по британской глубинке, мимо залитых светом домов и лугов, игрок наблюдает настоящую сельскую идиллию. Сквозь кроны деревьев пробиваются лучики солнца и падают на растущие под ними цветы. Вдоль дороги стоят знаменитые красные телефонные будки, рядом журчит ручей, щебечут птицы — сразу не скажешь, что здесь случилось нечто ужасное, верно? Люди просто пошли куда-нибудь прогуляться. Вдруг небо хмурится, начинается дождь, и настроение сразу меняется. Местность кажется заброшенной, зловещей. Подобные тональности переданы превосходно. Эмоции и ощущения — вот чем поначалу цепляет Gone to the Rapture.

Но одной картинки мало, чтобы игра могла претендовать на высокие оценки и срывать овации критиков. Нельзя забывать про геимплей и повествование. С первым все ясно: его тут практически нет. Лично я не имею ничего против того, чтобы спокойно бродить по округе и время от времени взаимодействовать с предметами, даже наоборот. Есть случаи, когда геимплей как раз мешает рассказывать историю — так было с Bioshock Infinite, посредственным шутером в прекрасно прописанной вселенной. Только вот проблемы у EGttR не с игровым процессом, а именно с сюжетной частью.

Gone to the Rapture

Какое небо!

После финальных титров хочется провести параллели с нашумевшим в свое время сериалом LOST. Общий расклад абсолютно такой же. Сначала идет интригующая завязка, в которой герой оказывается в необитаемом месте, где что-то происходит. Из аудиозаписей и флешбеков он узнает, что причиной послужил некий инцидент. То тут, то там встречаются знаки, призванные создать атмосферу таинственности, привнести дискомфорт — странные детские рисунки, непонятные числа по радио, одно и то же изображение на всех телеэкранах. На картах и домах белой краской нарисован символ, напоминающий бесконечность. Кое-где видна кровь, но тел нет. Повсюду развешены объявления о пропаже знакомых и экстренном городском собрании.

Gone to the Rapture

Наклейки — неизменный атрибут карантина. Кто их клеил? Полиция? Солдаты в спецкостюмах? Что с ними стало? Обратите внимание на совет не звонить

Игрок стремится скорее к развязке, чтобы получить ответы на свои вопросы, наивно думая, что кусочки сложатся в единый паззл, но в итоге все заканчивается самым глупым и банальным образом в духе «а вот потому что». Половина ситуаций остается не то чтобы без внятного, а без объяснения вообще. Любой, кто мало-мальски дружит с логикой, легко найдет в сюжете кучу дыр.

Первая мысль, которая приходит в голову — а за кого мы, собственно, играли?  За самих себя? За абстрактного, бестелесного наблюдателя? Посмотрите на своего героя. Он не отбрасывает тени, не отражается ни в одной поверхности, у него нет ног. Некоторые думают, что протагонистом является Кейт, поскольку в момент встречи с ней камера переключается, единственный раз за игру. Это не так — она тоже исчезла, как и остальные, Стивен узнает ее в последнем флешбеке в бункере. Кроме того, в своем новом состоянии она явно не может стучать каблуками по асфальту.

Gone to the Rapture

Не завай умных вопросов, смотри картинку

Где же мы находимся? Очевидно, что в Англии. Если конкретнее, то это графство Шропшир, вымышленный городок Йоутон. Нам также заботливо подсказывают, когда — в июне 1984 года. Однако все не так просто. С временем тут происходят странные штуки. Для начала, давайте восстановим цепочку событий. От Кейт мы узнаем, что инцидент случился 6 июня в 6:07. Несколько дней потребовалось на то, чтобы осознать произошедшее. Пропали первые жители. Затем постепенно развились симптомы у остальных. Правительство отреагировало, введя на территории карантин: установило блокпосты, расклеило предупреждения, а когда стало понятно, что локализовать проблему не удается, потравило всех газом VX. В конце концов, местность опустела.

Все игровое пространство разбито на пять условных зон, каждая из которых повествует об отдельных персонажах. При переходе между ними время суток и погода меняются, достаточно пройти десяток метров в нужном направлении. Можно предположить, место действия — «застывшая» реальность на момент инцидента (слышно, что часы идут, но остаются на 6:07, даже механические) или в другие временные точки. Тогда почему мы видим дымящуюся сигарету в баре или мангал в кемпинге, словно их оставили пару минут назад, рядом с последствиями гибели людей (окровавленные платки, бомбы), что случилось сильно позднее?

Все-таки, где мы и когда? Может, это какой-то лимб? Пространство между жизнью и смертью? Ответа не последует, не ждите.

Gone to the Rapture

Бежать? Спасаться? Лучше возьмем рисунок про дохлых птиц и повесим в рамочку на стену

Новая «структура», занявшая городок, подсказывает игроку, куда идти. Ее способность перемещаться по проводам объясняет, пусть и с изрядной долей условности, воспоминания, которые мы слышим по радио, а также записи звонков, оставшиеся в уличных телефонных аппаратах. Проникнув в компьютеры и телевизоры, она показывает обсерваторию Valis — пункт назначения, где все и началось. Гораздо труднее объяснить другие странности.

Например, нам говорят, что сначала стали умирать птицы и скот, но в лесу полно живых пернатых. Интересная избирательность: полностью погубить один вид, но внезапно пощадить другой. Тоже самое касается оставленных трупов — коровы и вороны по-прежнему валяются вокруг, а тела людей заботливо испарились.

Несколько фактов указывают на то, что произошел некий электромагнитный сбой, из-за чего автомобили вышли из строя — кто-то не мог завести машину, другим пришлось бросать их на дороге. Тем не менее, в домах есть свет, часы и телевизоры функционируют как ни в чем не бывало, у одного авто работает «аварийка».

Gone to the Rapture

Именно вот такие детали и вызывают противоречия

А что за цифры постоянно произносит женский голос? Они стали звучать в телефонах задолго до смерти жителей городка. Цифры не совпадают с зашифрованной цитатой Дугласа Хофштадтера в конце титров, и какой-либо разгадки на этот счет в игре нет. Может, это номера планет в тентуре или галактик в спирали, но явно не kind of mystery that is worth solving. Точно также тысячи зрителей Лоста ломали головы над бессмысленным уравнением Валенцетти. На самом деле, авторы добавили их ради лулзов, потому что так загадочнее.

Даже если списать все эти нестыковки на сверхъестественное явление, такой аргумент не помогает, когда речь идет о поступках отдельных человеков. Пара примеров.

В обсерватории мы видим доску с фотографиями шаров света в разных частях долины. Поскольку там работали только Стивен и Кейт, логично предположить, что фото сделаны кем-то из них. Скорее всего, делал их Стивен — его жена находилась в башне с самого начала и в город не отлучалась. Мы также знаем, что когда свет вырвался за пределы учреждения Valis, астрофизик уже знал об опасности и пытался предупредить остальных. Зачем он стал фотографировать шары, когда старался держаться от них подальше?

Gone to the Rapture

Британские ученые доказали, что если подключить 10 принтеров к одному компу, то картинка не изменится. Oh shi–

Стивен тратит много времени, убеждая местную администрацию о необходимости нанесения авиаудара по эпицентру эпидемии. Бомбардировка вызывает вопросы. Почему военные решают убить зараженных людей газом, ведь газ не поражает сам источник заражения? Имея дело с неизвестной биологической угрозой, армия обычно применяет напалм. Никто точно не понимал, с чем именно им пришлось столкнуться.  Выжечь всю округу было бы рациональным решением. Предположу, что бродить по выжженной земле уже не так интересно. В таком случае сценаристы могли бы вообще не упоминать про атаку и сделать вид, что никто отреагировать просто не успел.

Интерьеры домов и улицы невероятно аккуратны. Видимо, умирая, англичане не мечутся в поисках спасения, не заливают кровью кровати (только бумажные платочки), не пытаются вырваться из перекрытого полицией района. Они ставят собранные чемоданы возле двери и тихо исчезают. Даже двери не запирают. Игра не демонстрирует нам животную натуру человека, стремящегося выжить. Только чуть-чуть, слегка, пару раз: когда доктор Эпплтон пытается украсть припасы со склада и в момент, где семейная пара отказывается помочь вылетевшему с моста водителю. Вместо этого авторы переносят акцент на сцены отчаяния (самосожжение, представление в лагере), забывая однако, что перед осознанием собственной обреченности идет яростная борьба за жизнь. Homo sapines готовы лезть по головам друг друга, лишь бы спастись от надвигающейся угрозы.

Gone to the Rapture

Доктор, мне плохо, я умираю! Но пока терпеливо посижу с салфеточкой и даже вазу не разобью

Наконец, мы подходим к причине, вызвавшей весь этот хаос — неизвестной, непостижимой разумной субстанции, которую мы наблюдаем в виде света. Субстанция получила название «паттерн» и попала на землю из космоса прямиком через местный телескоп. Распечатка то ли сигнала, то ли расчетов на трех десятках матричных принтеров и выглядит как знак, похожий на бесконечность. По ходу дела выясняется, что свет не просто убивает всех, кого попало, но на самом деле пытается общаться. Попутно вызывая опухоль в гипофизе, обильное кровотечение и кончину собеседника. Ближе к финалу Кейт говорит, что ей удается понять пришельца, почувствовать его одиночество. Что гибель человека он вызывает по ошибке, но не надо грустить, ведь на самом деле все мы найдем друг друга в другом мире, вне времени. Последние кадры игры показывают нам, что девушка готова принять свое перерождение.

Правда, получается, что найдя свою половинку в виде вот этого света, Кейт все равно позволяет ему распространиться по планете и убить всех. Чтобы рожденные по отдельности жили вместе. Вот такой гуманизм — обрести гармонию через насильственную смерть.

Gone to the Rapture

Кто-то попал под поезд. Единственное место, где присутствует столько крови

Природа света не понятна, и его непостижимостью, невозможностью познания можно обосновать практически все, что с ним связано. Только у меня до сих пор остается вопрос, почему с одними предметами «тени» погибших могут взаимодействовать (карусель в лагере, калитка в самом начале), а с другими (телефоны, предметы в домах) — нет? И такими взаимоисключающими параграфами Gone to the Rapture набита под завязку, от научной фантастики в ней нет толком ничего.

Попробуем посмотреть на произведение под другим углом. Для локализации было выбрано название «Хроники последних дней», совершенно точное, на мой вкус. Только речь совсем не о закате человечества. Это хроники последних дней семьи Эпплтон: игра раскрывает именно историю молодого доктора наук и его близких. Стивен, выходец из английской провинции, женился на афроамериканке Кейт и привез ее в родные края. Мать Стивена, Венди, не одобряет брак с такой независимой и чуждой ей женщиной, пытаясь свести сына с бывшей невестой Элизабет. У Лиззи проблемы с пьющем и распускающим руки мужем, она тоже не прочь затеять интрижку. Кейт знает об изменах мужа, что отдаляет их друг от друга. Дядя Фрэнк до сих пор переживает давнюю смерть жены Мэри. Пастора Джереми терзает его прошлое, поскольку он причастен к тому событию. Все перипетии, кто с кем спал и у кого какие проблемы, напоминают дешевое телемыло. Инцидент и последовавшие за ним трагические события действительно приносят этим людям покой.

Gone to the Rapture

В этой комнате умерло трое. Вы должны задыхаться от слез. Слева — букет-копипаста из клиники

Возможно, злую шутку сыграл художественный прием, когда вместо живых персонажей мы наблюдаем их контуры и слышим голоса. В помещениях нет ни единого портрета, все фоторамки пусты. Эмоциональный отклик сведен к минимуму.

Один из немногих сильных моментов связан с отношениями подростков Риза и Рэйчел — после всего случившегося у них не будет возможности вырасти, создать семью, завести ребенка. Лагерная постановка Питера Пена в таком контексте обретает особый символизм: и сама вожатая, и ее подопечные навсегда останутся детьми. Увы, пара подобных эпизодов не способна вытянуть рассказ целиком.

Gone to the Rapture

Лучший момент в игре

В итоге мы имеем совершенно неубедительную катастрофу и откровенно слабую драму, множество противоречий и нестыковок. Неправдоподобность отдельных деталей нарушает целостность мира, а значит и мешает сопереживать героям. Заметьте, как продуманная история с грибком кордицепса повлияла на восприятие The Last of Us — в случившееся веришь, поэтому там настолько тяжело расставаться со спутниками, их судьба трогает игрока. В Gone to the Rapture этого нет.

Стремление студии к экспериментам похвально, но как не называй получившийся продукт «концептуальной игрой», искусством, попыткой выйти за пределы привычных игровых практик, факт остается фактом — генератор красивых скриншотов не стоит $20 и пяти часов потраченного времени.

Воистину, игра не для всех.

Gone to the Rapture